ФГБУК "Государственный фонд кинофильмов Российской Федерации"
rus_eagleФедеральное Государственное
Бюджетное Учреждение Культуры
Учредителем и собственником
имущества Госфильмофонда является
Российская Федерация

Публикации

Это преступление – скрывать такие фильмы.

Николай Михайлович Бородачев

5 февраля 2011 года в Белых столбах завершился  15-й кинофестиваль архивного кино «Белые столбы». Предлагаем вашему вниманию интервью с Директором Госфильмофонда России Николаем Михайловичем Бородачевым, в котором он рассказывает о значении данного мероприятия, его дальнейшем развитии и перспективах, а также  о произошедших за последние 15 лет изменениях.

Корреспондент:
Расскажите, пожалуйста, об открытии фестиваля.
Бородачев Н.М.:
Открытие фестиваля совпало с приездом Владимира Владимировича Путина. Он немного опаздывал, и потому пришлось задержать Открытие нашего фестиваля. Совпадение было с заседанием правительственного совета Союза кинематографистов. Путин очень хотел присутствовать, но вынужден был улететь на мероприятие, посвященное  80-летию Ельцина. Программа фестиваля премьер-министру понравилась. Он спросил, что нам нужно, а я ответил, что у нас все хорошо, и Путин удивился, что первый раз при возможности у него не просят денег…

Корреспондент:
Правда ли все так уж у вас хорошо, Николай Михайлович? Где же Вы берете средства?
Бородачев Н.М.:
Конечно, нам многое нужно. Но пользоваться моментом, когда Путин прилетел на заседание, и у него другие дела, я считаю некорректным…
Корреспондент:
Какие изменения произошли в рамках фестиваля за 15 лет?
Бородачев Н.М.:
Во-первых, организационные моменты более понятны и стабильны, это облегчает работу по проведению фестиваля. Во-вторых, всегда шлифуется программа, учитываются и анализируются итоги, недостатки прошлых лет, мы фиксируем их и не допускаем в работу следующего года. Это очень помогает. И потому каждый раз все интересней и интересней. Стали приезжать зарубежные гости — в этом году из Великобритании, Америки. Они просили, чтобы мы пригласили их, сами оплатили билеты. Ну а здесь уж мы предоставили наши условия. Этот международный интерес возникает, по словам из интервью наших зарубежных коллег, потому что наш фестиваль дает возможность обучения новым векторам работы с архивным кино. И это для нас важно. У нас обнаружилось 40 американских утраченных фильмов. Россия купила их за золото, в очень напряженное для себя время, после революции. Это сокровищница мирового кино, благодаря аппарату президента и библиотеке Ельцина, мы отреставрировали эти фильмы. Затем они были подарены библиотеке Конгресса США.
Корреспондент:
Чем знаменателен этот год? В чем заключаются события 15 фестиваля?
Бородачев Н.М.:
Программа интересная. События — 65-летие Победы. Мы переехали в новое здание на Таганке, укрепили производственно-техническую базу. Это все влияет на организацию проведения кинофестиваля. Важно не забыть знаменательные события, учесть творческие моменты. Все это в комплексе дает положительный итог.Корреспондент:
Каковы перспективы фестиваля?

Бородачев Н.М.:
Сложно сказать так сразу, но понятно, что будет больше внимания уделяться внутренним темам — событиям, идеологии, воспитанию молодежи, чтобы создать мощную  альтернативу телеэкрану. Богатство, которым мы владеем, — фильмы о патриотизме, нравственности. Ими мы готовы делиться. После проведения кинофестиваля в феврале мы организуем «Эхо фестиваля» в Москве, в нашем кинотеатре «Иллюзион» с возможностью посещения смотра любым зрителем. Билеты будут стоить 50 рублей. Затем эта программа уедет в регионы. Сначала, в марте-апреле, на Северный Кавказ. Сейчас ставится вопрос перед правительством об открытии представительства в федеральных округах и закрепления за Госфильмофондом одного муниципального кинотеатра, чтобы мы могли в крупных городах устраивать такие показы. Так мы планируем продолжить нашу работу и  показывать наше кино.

Корреспондент:
Сколько вообще фильмов вмещает в себя сокровищница Госфильмофонда?

Бородачев Н.М.:
Например, о войне у нас 752 фильма. Всего мы храним около 70 тысяч кинокартин, а роликов около миллиона. Условная единица хранения — ролики. По времени это лет 10-15 в режиме непрерывных показов.

Корреспондент:
То есть, наступило время, когда вы готовы делиться этим богатством со зрителями?

Бородачев Н.М.:
Да. Это же преступление — скрывать такие фильмы, не показывать их. Мы делаем копии с оригиналов и отдаем их в работу. Ни один фестиваль в нашей стране не обходится без Госфильмофонда. Тематические показы и ретроспективы, которые проходят за рубежом, базируются в Госфильмофонде. Работа идет полным ходом. За рубежом нас знают больше. Их интерес плюс  наша отзывчивость — за рубежом обожают наши ретроспективы. По нашей инициативе, за наши средства был показан в Марселе фильм, который не укладывается в формат ТВ и кинотеатра. Он идет 3 часа. Для Европы этот фильм интересный. И мы взяли на себя инициативу. Премьера «Живых и мертвых» прошла «на ура». Первый сеанс — 400 человек, а второй — полный зал на 820 мест. После фильма — дискуссии, народ не расходится.

Корреспондент:
Может быть, сделать ежегодные ретроспективы за рубежом?

Бородачев Н.М.:
Мы это планируем. В Европе 2-3 представительства. В Берлине — точно. На Дальнем Востоке, в Америке. Во всех значимых точках. Важно, чтобы через наши фильмы люди знали правду.

Корреспондент:
Нужно хранить копии, доводить до ума те, что устаревают…

Бородачев Н.М.:
Это все за счет госбюджета. Было тяжело вначале, пока мы не объяснили, что мы храним и для чего. 2002 год — период перелома в нашу пользу. Наконец, поняли, что наши фильмы — не рухлядь, сваленная в коробки. Есть первоисточники — негативы, и позитивные копии — рабочие, со сроком эксплуатации в 500 показов, потом они просто выбрасываются. Мы храним первоисточники вечно, их нельзя трогать. Можем говорить о 100-летнем хранении. Первый фильм «Понизовая вольница» 1908 года мы сохраним, по прогнозам наших специалистов, еще 100 лет. Кодак дает 500 лет хранения пленки.

Корреспондент:
Почему в нашей стране к ретроспективным фильмам интерес меньший, чем за границей?

Бородачев Н.М.:
Могу задать контр-вопрос: почему люди, разрушившие Советский Союз, у власти в СМИ? Это открытый вопрос.

Корреспондент:
На Ваш взгляд, как молодежь отреагирует на ретроспективные показы?

Бородачев Н.М.:
Предполагаю хороший интерес. Среднее поколение, на мой взгляд, однозначно будет заинтересовано. Старшее — будет очень заинтересовано. После фестиваля в Кабардино-Балкарии, например, мы ездили по аулам, показывали фильмы. Залы были полными, по 1000 мест. Национальность и возраст не играют роли…

Корреспондент:
Насколько ваши проекты поддерживают СМИ?

Бородачев Н.М.:
Ну о чем вы говорите? ТВ-каналы подводили итоги 2010 года. Было озвучено все — трагические ошибки, взрывы, достижения. Но никто не вспомнил про 65-летие Победы…
За исключением ТВ «Звезда».

Корреспондент:
Рассматривали ли Вы идею выпуска видеоучебников для молодежи?

Бородачев Н.М.:
Это интересно. И приемлемо. Если работать с Министерством образования, почему нет? Можно внедрять в школы. Значимость кино велика. Это старая истина.

Корреспондент:
Какое кино Вы любите?

Бородачев Н.М.:
Я обожаю «Тихий Дон», «Унесенные ветром». Многими я просто восхищаюсь как произведениями искусства. «Крестный отец», например. Смотрю я кино по долгу службы, слежу за рецензиями в прессе. Чаще смотрю отечественное современное кино, чтобы была возможность сравнить. Я знаю все тонкости производства. И заранее могу предположить успех или неудачу фильма. В последнее время производство кино стало бизнесом, в котором исключен элемент творчества.

Корреспондент:
Ваши прогнозы отечественному кинематографу?

Бородачев Н.М.:
Создание фонда и поддержка — это важно. Союз кинематографистов играет очень важную роль в отечественном кино, безусловно. Например, в Нальчике было решение создать представительство Госфильмофонда, передать нам кинотеатр для просмотров, провести кинофестиваль, охватить периферию. Мы это сделали, есть результаты в Осетии, в Чечне, где мы проводим мероприятия. Кино показываем в школах, в тюрьмах. Есть сильный резонанс. Это большой сдвиг… Нашему кино нужно еще 2-3 года, чтобы сдвинуться.

Корреспондент:
За последний год какие из отечественных фильмов Вы оцениваете как удачные?

Бородачев Н.М.:
Фильм Алексея Попогребского «Как я провел этим летом», «Край» Алексея Учителя. Вторая лента — это масштабный фильм, с огромным творческим потенциалом, а это важно.

Корреспондент:
А как насчет детского и юношеского кино?

Бородачев Н.М.:
Есть очень хороший пример — как работает Грамматиков. В «Орленке» он проводит кинофестивали. Ездит в течение года по периферии и выискивает таланты. Потом в каждом регионе находит фильм, созданный ребенком 12-15 лет. Я присутствовал на таких показах, — это горячие споры! Целая лаборатория. Он — новатор, делает свое дело.
Или вот мы выпускаем подарочные наборы мультфильмов, они востребованы, их ищут…
В документальном кино — кризис, нет хороших режиссеров, сценаристов. Последний Совет кинематографистов показал, что нет вопросов в кино, которые бы не интересовали. Их нужно поднимать и решать. А людям давать возможность реализовывать свой потенциал и выращивать свою плеяду специалистов. Видеть людей, доверять им. Это временная проблема, на самом деле.

Корреспондент:
Кто работает в Госфильмофонде?

Бородачев Н.М.:
Преданные люди, которые не ставят деньги во главу угла, а берегут наше наследие, независимо от трудностей. Они любят свою профессию, свой труд. У нас практически нет текучки кадров. Готовим новое поколение на смену. Обучаем студентов. Подготовили порядка 60 человек выпускников. А общее количество наших сотрудников — 600 человек.

Источник: сайт http://www.proficinema.ru