ФГБУК "Государственный фонд кинофильмов Российской Федерации"
rus_eagleФедеральное Государственное
Бюджетное Учреждение Культуры
Учредителем и собственником
имущества Госфильмофонда является
Российская Федерация

Новости

Сергей Сеничев — о «России», красной дорожке и Жераре Депардье.

Как-как попал — позвонили, предложили и согласился…

Я вообще-то тусовки не люблю. Чистоплюйство, видимо, гордыня, будь она неладна. Меня в свое время на БГ и на «Машину времени» чуть не силком затаскивали. Потом, конечно, благодарил, но сначала упирался, бухтел чего-то, они, мол, на мои концерты не ходят, а мне тогда к ним зачем! А тут — старею уже, что ли. Или взрослеть наконец взялся… Опять же, были бы живы Арапов, Акашкин, Терханов, до меня, глядишь, очередь бы и не дошла, но ни того, ни другого, ни третьего уже нет, чего ж артачиться-то, надо же кому-то марку местной богемы держать, правильно? — кроссовки скинул, туфли поприличней обул и айда… Вы извините, что сумбурно, но я всего полчаса как оттуда, там еще, наверное, салют вовсю гремит.

В общем, обновленный кинотеатр «Россия», он же Центр Депардье, считающегося, пусть и номинально, жителем Саранска, открыли. Открыли шумно, ярко, многолюдно, предельно представительно (глава республики, председатель правительства, мэр Саранска и много-­много кто еще) и предельно же изобретательно (а я на такие оценки, поверьте, жуть какой жадный). А главное — предельно душевно. Под несмолкаемый стрекот фотокамер и волны непритворного восторга любопытных, собравшихся поглазеть — это, между прочим, ни разу не обидное слово, я и сам с удовольствием глазел — на великого земляка и череду звезд отечественного кино, привезенных по такому случаю. Я, может, подотстал от жизни, но такого к нам десанта таких артистов что-то не припоминаю: Наталья Гвоздикова, Лев Прыгунов, Ивар Калныньш (остальных, извините, не перечисляю, погуглите, если захотите)… Я ж их ребенком еще помню, когда в телевизоре всего две программы было: первая и учебная. А тут живые, жутко энергичные, неожиданно остроумные, непривычно задорные какие-то и по ощущениям вот только что не вдвое моложе меня. Я почему об этом, мне ж с ними еще и в автобусе довелось проехаться непосредственно к звездной красной дорожке, по которой нас всех и запустили. Со всех сторон люди напирают, школьницы к знаменитостям за автографами лезут, фотографируются с ними на память. Вообще детворы было море. И глаза что у мелких, что у взрослых, одинаково счастливые, светлые. Потому что праздник. День, прости господи, кино! Не помню, чтобы Саранск его когда-нибудь с таким удовольствием и размахом отмечал. А тут — чистые Канны, честное слово. Плюс погода не подкачала — обидно же было бы, заряди вдруг (а разве не бывает, как назло?) дождь…

Стоим мы, значит, перед дорожкой, ждем отмашки, а у микрофона виновники праздника. Владимир Дмитриевич (Волков) всех приветствует, и чувство такое, что для него этот праздник не меньше, чем для остальных — праздник и благолепие. Николай Михайлович (Бородачев, директор Госфильмофонда, все это благолепие, собственно, и замутивший) клянется, что на экраны «России» никогда не попадут фильмы с элементами насилия и прочей обнаженки. Ну вот, сетую я, видимо, вслух, не покажут здесь «Вальсирующих» (мой любимый фильм Блие с Депардье и Дэвайером в главных ролях, вообще один из любимых моих фильмов)! «Да нет», — возражает стоящий рядом импозантный седой незнакомец в черном. — Для Жерара послабление сделают, он под эти санкции не попадет». Потрепались немножко о парящем над толпой НЛО, сошлись на том, что это управляемый аппаратик с видеокамерой. А тут и время гарцевать по ковру пришло. Оказалось, что незнакомец этот — живущий теперь на три страны (Франция, Бельгия и Россия — совсем как Депардье) ученик самого Герасимова Вадим Пьянков…

Ваш непокорный замыкал шествие звезд. Как пошутил шедший чуть раньше Виктор Архипович Паутов (первый тромбон республики, его все театралы и футбольные фанаты Саранска прекрасно знают, а я когда-то у него в духовом оркестре начинал — на тубе, самой большой дудке): повезло тебе, Серега, мы ж тут все у тебя на разогреве!

Но ощущение минутного единения было: мы все здесь, нам всем здоровско, ты от нас от всех и за нас за всех по этой дорожке топаешь, и значит, ты молодец, пусть и чушь всякую порой со страниц несешь, но сегодня, сейчас — молодец.

Что чувствовал, шагая по красной?.. Да то же, наверное, что и остальные (они, правда, то и дело по таким дорожкам бродят, а я-то впервые) — любовь вот этих незнакомых людей, для большей части которых и я, скорее всего, непойми кто. Но ощущение минутного единения было: мы все здесь, нам всем здоровско, ты от нас от всех и за нас за всех по этой дорожке топаешь, и значит, ты молодец, пусть и чушь всякую порой со страниц несешь, но сегодня, сейчас — молодец.

Можно было от этой минуты славы отказаться? Да легко! А то я полных залов не видывал и аплодисментов не слыхал!.. Но надо быть последним идиотом, чтобы лишить себя возможности подняться по тем ступеням и пожать руку, без преувеличения, кумиру, три-четыре фильма с которым не по разу в год пересматриваешь. Пожать и сказать: коммонт, алле ву, маэстро? И услыхать в ответ: бийен, мерси, дружище!.. Или я только хотел это сказать и услышать… А на деле просто: бонжур! — бонжур!.. Какая разница, все равно же дьявольски приятно. Повторяю: дьявольски. И вывод: каждому однажды нужно бы пройтись по такой дорожке. Есть, право, в этом что-то необъяснимое и очень-очень много дающее…

А потом был зал — прекрасный зал, преудобный и преуютный. Особенно в первом-то ряду. Сначала показали две небольшие документалки. Одна — о деятельности Госфильмофонда за истекший год, коротенькая нарезка о несчетных фестивалях и киновстречах, проведенных им чуть не в половине Европы и во всех, кажется, без исключения, «горячих точках» России. Это я о Крыме, Абхазии и, простите за неполиткорректность, Луганщине. И главное в них — не именитые участники даже (один Хуциев с тросточкой чего стоит!), а лица благодарных зрителей. Видишь их и, ей богу, проникаешься: вот он, русский мир вокруг русского кино. А второй фильм — о республике. Очень толковый, кстати, фильм. Не пропагандистская агитка про то, что мы ух какие, а с цифрами, со сравнительными с соседями и всей Россией характеристиками — выигрышными и внушительными. И тоже глядишь и переполняешься желанием жить в этой, а не в какой-то другой республике. Больше скажу: вернулся вот и нет никакого желания слушать «Эхо Москвы», которым меня тут попрекают — ну чего настроение-то портить, такое замечательное вдруг настроение…

И тоже глядишь и переполняешься желанием жить в этой, а не в какой-то другой республике. Больше скажу: вернулся вот и нет никакого желания слушать «Эхо Москвы», которым меня тут попрекают — ну чего настроение-то портить, такое замечательное вдруг настроение…

А потом был концерт… Гости лучились и, в основном, пели. Я даже пожалел, что нет рядом моих актеров — поучились бы, как нужно дарить публике себя, не особо, порой, под пение заточенных. И было чудо как хорошо. А Калныньш просто потряс роскошным баритоном. А еще больше выбором песни — окуджавинской, про «окуните ваши кисти в голубое» с легким прибалтийским акцентом. И на Аркадия Инина, два часа притворявшегося развалиной, а потом вышедшего на сцену и буквально зажегшего зал остроумием и какой-то запредельной легкостью, взглянул совсем по-другому, чем когда-то… В финале к микрофону зазвали виновника торжества, и все потонуло в овациях, и я потихонечку «смылся», так и не узнав, планировался ли фуршет и долгим ли будет салют — чего-чего, а салюты я, кажется, так уже никогда и не полюблю…

Слышал краем уха, что Жерар намерен открыть в «России», кроме прочего, не то воскресную школу, не то что-то вроде того. Идея, видимо, актуальная, но, на мой взгляд, странная: богоугодничество и кино — вещи по определению все-таки абсолютно несовместные. Ну да чего уж теперь. Вот открою центр имени себя — там и буду свои законы диктовать, а пока — спасибо, Депардье! Спасибо, Бородачев! Спасибо, Волков и команда! У меня сегодня был праздник. А на завтра обещают Сокурова. А Сокуров — это же почти Тарковский. А по нынешним временам — безо всяких «почти». Это, господа и товарищи, уровень, планка представительности, показатель абсолютной незахолустности Саранска, чего бы там КВНщики на Первом про нас, Депардье и наш чемпионат мира с кислыми минами то и дело ни хохмили.

Лет двадцать с хвостиком назад я выдал на гора определение Саранска: Саранск — город, в который никогда не приедут «Аквариум» и «Машина времени». Вот так вот коротко и сердито. Другие — да, а эти — ни в жисть. И злое мое определение долго работало. Но двадцать лет прошло, и от формулы места мокрого не осталось. И делайте со мной, что хотите, но я этому несказанно рад. Чертовски приятно вот так ошибаться. И признавать такие ошибки приятно чертовски же.

С праздником, город! Завтра мы снова вспомним про зарплаты учителей, цены на лекарства и прочее, прочее, прочее… Но это завтра. А нынче — с праздником! Такие праздники и заставляют глядеть в любое завтра с надеждой. Искренне ваш.

источник: «Редакция еженедельной газеты «Столица С».

Так же
Никита Михалков: «Поколение, которое не желает»
Открытие киноклуба «Правмир» в кинотеатре «Иллюзион»
О проекте «Золотая коллекция кинолетописи Поволжья»
Более тридцати выдающихся отечественных лент снабдили субтитрами и тифлокомментариями