ФГБУК "Государственный фонд кинофильмов Российской Федерации"
rus_eagleФедеральное Государственное
Бюджетное Учреждение Культуры
Учредителем и собственником
имущества Госфильмофонда является
Российская Федерация

Новости

Открытое письмо режиссера Игоря Масленникова

Источник: Союз кинематографистов Российской Федерации

Сообразно своему преклонному возрасту я нынче часто думаю о проблемах наследования, а точнее – сохранения наследия. Речь пойдет об архивах, то есть о памяти народной. Там, где есть архивы, жива национальная память.

Глубоко уважаю такие учреждения, как Центральный государственный архив литературы и искусства в Санкт-Петербурге. Периодически отправляю туда части содержимого моих шкафов. У меня на душе спокойно от мысли, что там это все сохранится.

Сожалею, что очень долго не мог встать на ноги архив наших радио и телевидения – Гостелерадиофонд. В 60-е годы я снимал на Ленинградском телевидении и знаю, что там было сделано множество интересных работ – это документалистика, спектакли, фильмы. Их ставили замечательные режиссеры – Георгий Товстоногов, Игорь Владимиров, Рубен Агамирзян, Павел Вайсбрем, Давид Карасик, Петр Фоменко… И эти работы пропали. Они хранились на каком-то старом складе в окрестностях Ленинграда. А в 90-е, во время ельцинской ломки, все погибло – телекомпания переходила из рук в руки, у нее менялись хозяева, которым было совершенно наплевать на судьбы фильмов, спектаклей, снятых Товстоноговым или Владимировым, документов той эпохи.

А ведь за этими архивами надо было следить – реставрировать, оберегать. И потому, когда меня спрашивают, надо ли возвращать киноколлекции студиям, которые их сняли, например, «Ленфильму», я отвечаю: не надо. Неизвестно, какие хозяева будут на «Ленфильме» (да хоть золотые!). А за то, что хранится в Госфильмофонде, я спокоен – уверен, что там все останется в целости. Прежде всего потому, что эта система работает давно и не дает сбоев. Генеральный директор Госфильмофонда Николай Бородачев, как и предыдущий, Владимир Малышев, ее только укрепляет. Кроме того, в Белых Cтолбах всерьез занялись оцифровкой архивов, закупили дорогостоящую аппаратуру; с ее помощью делают цифровую копию фильма, улучшая качество изображения и звука. Это и есть сохранение народной памяти.

А ведь некоторые архивы однажды уже были украдены. Например, «Союзмультфильма». С великим трудом удалось вернуть наши мультики из Америки. С моей точки зрения, лучше, чтобы сохранением кино занималась государственная структура, как Госфильмофонд. А вдруг на «Союзмультфильм» придут другие хозяева?

Мне говорят: «Не везде же воруют! «Мосфильм» сохранил свою коллекцию». За «Мосфильм» я пока спокоен. Потому что его директором является Карен Шахназаров. Только поэтому. Он не только сохранил коллекцию, но и начал выплачивать студийцам проценты от показа картин. Однако рассчитывать на то, что он будет директором вечно, нельзя.

Я забочусь не о себе. Я думаю о том, что такое народная память. А думать об этом приходится, потому что с нашими прокатом и киножизнью происходят тревожные вещи. И уже давно. Мы пали жертвами голливудской системы проката.

В Америке есть прекрасное кино. Но Голливуд… Там снимают фильмы не для себя, не для американцев. А для людей со всего земного шара, готовых заплатить за просмотр. Это прежде всего подростки, пацаны. Их приучают смотреть «развлекуху».

По данным Variety, голливудские корпорации получают более 9 миллиардов долларов в год только от проката своих картин в России. До сих пор не существует механизмов возврата хотя бы части этих денег в нашу киноиндустрию. Все они прикрыты российскими конторами, а на самом деле весь репертуарный контроль над показом у нас в стране осуществляется за океаном…

Хочу вернуться к проблеме памяти. Мне кажется, что Госфильмофонд способен вернуть зрителей в кинозалы. Ведь люди, кроме определенной части молодежи, перестали ходить в кино – там не про жизнь, там обязательно наткнешься на какую-нибудь чушь про монстров и инопланетян.

В Москве и Санкт-Петербурге все театральные залы .битком. Причем туда ходят самые разные зрители – молодые, старые, школьники, пенсионеры. Люди смотрят спектакли совместно, так сказать «соборно», а не по «телеку» или «гаджету». Они хотят устроить из просмотра событие, праздник для себя и своих близких. И потому идут в театры…

Я помню, как в Москве, на Триумфальной в «Доме Ханжонкова» устраивали показы родного кино, и народ на них ломился. А какие веселые детские утренники там проводились! Это было еще совсем недавно, пока не пришли какие-то коммерсанты.

При Госфильмофонде можно создать собственную киносеть, и назвать, например, «Театры повторного фильма». Там можно было бы показывать отреставрированные советские картины, детские фильмы. Детям же негде и нечего смотреть. Кроме того, в таких кинотеатрах можно показывать картины, которые в свое время попали в «мертвую зону». Таких фильмов в период безвременья было много. Увлеченные потоком дешевого американского кино, прокатчики в те годы «своих» не замечали. Возможны «вторые издания» таких фильмов, с перемонтажом, недорогими досъемками. Мне это кажется реальным. И все это можно делать на базе Госфильмофонда.

Может быть, я . мечтатель-пенсионер, прожектер и идеалист, поскольку вырос в другое время. Я обращаюсь непосредственно к Николаю Бородачеву: Николай Михайлович, у вас в руках золотая жила. Госфильмофонд можно превратить в гигантскую фабрику повторного, классического кино, в место, где будут возвращать к жизни старые фильмы, где начнется возрождение проката. Это должен делать именно архив.

Так же
Дебютная картина петербургского актёра и режиссёра Валерия Быченкова в «Ленинградском киноклубе»
Творческая встреча и показ фильмов в киноцентре «Родина» к юбилею Розы Орынбасаровой
«Владислав Ардзинба. Драма победителя» в кинотеатре «Иллюзион»
История человека, история народа